Экспертиза угрозу жизни и здоровью

You are currently viewing Экспертиза угрозу жизни и здоровью

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Возник ли в результате проведенных строительных работ новый объект недвижимого имущества (квартира № 11а площадью 298 кв. м.; квартира № 12а площадью 293,3 кв. м.; квартира 20 площадью 709,1 кв. м.), либо конструктивные характеристики ранее существовавших объектов, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2 не изменялись?

2. Явилось ли создание объектов (кв. 11а, кв. 12а, кв. 20) следствием работ по строительству/реконструкции существовавшего объекта, либо явилось следствием переустройства/перепланировки объектов, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2?

3. Допущены ли нарушения градостроительных и строительных норм и правил при возведении объектов: квартира № 11а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира № 12а, распо­ложенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира 20, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 2?

4. Создают ли угрозу жизни и здоровью граждан объекты: квартира 11а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8. стр. 1; квартира 12а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира № 20, расположенная по адресу: г Москва. Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 2?

5. Возможно ли приведение зданий по адресам: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2 в первоначальное состояние, существовавшее до проведения строительных работ?

Выводы эксперта по поставленным вопросам:

1. В результате проведенного натурного обследования объекта, а также анализа имеющихся в материалах дела технических паспортов, документов о государственной регистрации права, эксперт пришел к выводу, что конструктивные и планировочные характеристики ранее существовавших объектов, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2 изменились в результате проведенных работ по реконструкции объектов капитального строительства, но не в результате нового строительства.

2. Создание объектов (кв.11а, кв.12а, кв.20) явилось следствием работ по реконструкции ранее существовавших квартир, возникших в результате реализации инвестиционных договоров.

3. В результате проведенного исследования установлено, что при возведении объектов: квартиры №11а и квартиры №12а, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 2, стр.1; квартиры №20, расположенной по адресу: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 2 действующие строительные нормы и правила не нарушены.

В материалах дела отсутствует разрешение на строительство, оформление которого предусмотрено статьей 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации. При этом, сведения, оформлялось разрешение на строительство или нет на начало строительных работ, отсутствуют, из материалов дела установить не представляется возможным.

4. Объекты исследования: квартира № 11а, расположенная по ад­ресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира № 12а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира № 20, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 2, соответствуют требованиям Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и соору­жений» и в существующем состоянии не создают угрозу для жизни и здоровья граждан.

5. Восстановить здания, но адресам: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2 в первоначальном состоянии, существовавшем до проведения строительных работ, не представляется возможным.

Демонтировать строительные конструкции до состояния ранее существующего объекта в виде зданий, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2 невозможно, поскольку ранее существующие конструкции были практически полностью демонтированы, за исключением лестничных клеток, а сведения об архитектурных и конструктивных решениях конструкций крыш до проведения строительных работ отсутствуют.

Помимо этого, с учетом конструктивных особенностей здания и выполненных строительных работ, демонтажные работы, включая разборку несущих конструкций мансарды, демонтаж монолитного железобетонного пояса, не возможно выполнить, не затронув при этом существующие несущие конструкции жилого дома на примыкании к исследуемым объектам, что негативно повлияет на их несущую способность и общее техническое состояние, включая возможные повреждения и ослабление кладки наружных стен в верх­ней части фасадов зданий, ослабления узлов примыкания существующего деревянного перекрытия к наружным стенам, что, в свою очередь, может создать угрозу жизни и здоровью граждан.

Вступительная часть.

Для измерения геометрических параметров Объекта использовалась металлическая рулетка Р5УЗП (ГОСТ 7502-98). Для проведения судебных экспертиз инструменты подлежат метрологической поверке, которая производится в установленном порядке органами Государственной метрологической службы либо другими уполномоченными органами или организациями в соответствии с Приказом Госстандарта РФ от 18.07.94 № 125 (ред. от 26.11.2001) «Об утверждении порядка проведения поверки средств измерений». В ЗЭ отсутствуют подтверждающие документы метрологических поверок оборудования.

Также в тексте ЗЭ, эксперт пользуются СНиП 21-01-97* «Пожарная безопасность зданий и сооружений». Анализируя нормативную документацию, специалист выяснил, что официальная позиция Министерства юстиции РФ, сформулированная в письмах от 10.12.2007 № 01-5063 и от 23.10.2009 № 01-5316/09, заключается в том, что СНиП 21-01-97* «Пожарная безопасность зданий и сооружений», не прошедший государственную регистрацию в Минюсте России, не влечет правовых последствий, как не вступивший в силу. Он не может служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На него нельзя ссылаться при разрешении споров. Такую же позицию занимает МЧС России, о чем территориальные органы министерства были проинформированы в письме от 2 июня 2011 г. № 19-3-1-2086 «О применении ПТЭЭП, ПУЭ, СНиП».

И ГОСТ 31937-2011 «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния», который не распространяется на судебно-строительною экспертизу:

«Требования настоящего стандарта не распространяются на другие виды обследования и мониторинга технического состояния, а также на транспортные, гидротехнические и мелиоративные сооружения, магистральные трубопроводы, подземные сооружения и объекты, на которых ведутся горные работы и работы в подземных условиях, а также на работы, связанные с судебно-строительной экспертизой.».

Это демонстрирует низкую квалификацию и некомпетентность эксперта, что доказывается низким качеством выполнения, исследуемого ЗЭ.

Далее специалистом проводится исследование представленного ЗЭ по вопросам, поставленным перед экспертом.

Вопрос 1. Возник ли в результате проведенных строительных работ новый объект недвижимого имущества (квартира № 11а площадью 298 кв. м.; квартира № 12а площадью 293,3 кв. м.; квартира 20 площадью 709,1 кв. м.), либо конструктивные характеристики ранее существовавших объектов, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1, стр 2 не изменялись?

Вопрос 2. Явилось ли создание объектов (кв. 11а, кв. 12а, кв. 20) следствием работ по строительству/реконструкции существовавшего объекта, либо явилось следствием переустройства/перепланировки объектов, расположенных по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1, стр 2?

Вопрос 3. Допущены ли нарушения градостроительных и строительных норм и правил при возведении объектов: квартира № 11а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира № 12а, распо­ложенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира 20, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 2?

Вопрос 4. Создают ли угрозу жизни и здоровью граждан объекты: квартира 11а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Каковинский пер., дом 1/8. стр. 1; квартира 12а, расположенная по адресу: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 1; квартира № 20, расположенная по адресу: г Москва. Малый Каковинский пер., дом 1/8, стр. 2?

Вопрос 5. Возможно ли приведение зданий по адресам: г. Москва, Малый Како­винский пер., дом 1/8, стр. 1, стр. 2 в первоначальное состояние, существовавшее до проведения строительных работ?

Доводы специалистов по исследуемым экспертом вопросам:

Изучив текст представленного ЗЭ (стр. 5-34, посвященных исследованию объекта и исследованию по вопросам суда), специалист пришел к следующим выводам:

— работы по обмеру необходимых геометрических параметров здания, конструкций, их элементов подвергаются сомнению, в связи с тем, что в данном ЗЭ отсутствуют метрологические поверки на инструмент, в соответствии Госстандарта РФ от 18.07.94 №125 (ред. от 26.11.2001) «Об утверждении порядка проведения поверки средств измерений».

— В ЭЗ указаны ненадлежащие источники, нормативно-технические документы, которыми пользовался эксперт.

Исследования, связанные с широким кругом поставленных вопросов, связанных с безопасностью и влиянием непосредственно на жизнь и здоровье окружающих людей носят сложный, с точки зрения методологии и методики исследований, характер. Выводы, сделанные экспертом в изучаемом документе, не подкреплены результатами соответствующих исследований и их обоснованиями.

— Также отсутствуют сведения о методах, с помощью которых эксперт определил количественные показатели коэффициента надежности и других несущих показателей исследуемого жилого дома.

Все это показывает грубые нарушения, допущенные экспертом, при проведении судебной экспертизы.

Все суждения и выводы эксперта в данной экспертизе сделаны поверхностным изучением предмета, т.е. только изучением предоставленных материалов дела № A40-25587/15-181-200, что недостаточно. Так как в ходе исследований эксперт ссылается на отсутствие проектной документации.

Данные факты демонстрируют нарушения статей 4 и 8 Федерального закона №73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

«Статья 4. Принципы государственной судебно-экспертной деятельности. Государственная судебно-экспертная деятельность основывается на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники…»

«Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований. Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

В ЗЭ не соблюден основной принцип судебной экспертной деятельности, а именно объективность, всесторонность и полнота исследования.

В ходе проведения экспертного обследования объекта экспертизы 25.03.2016 г., на котором по заявлению эксперта «проводился визуально-инструментальный осмотр». Однако, нигде в тексте ЗЭ нет сведений о проведенных замерах для определения данных и о каких-либо вскрытиях, не представлены показания прибора «Оникс-2», подтверждающие, отражающие техническое состояние несущих конструкций здания.

При проведении экспертного осмотра эксперт должен руководствоваться СП 13-102-2003, в котором подробно описывается процедура проведения данного мероприятия.

Действия эксперта согласно, СП 13-102-2003 «Правила обследования несущих строительных конструкций зданий и сооружений»:

«…5.1 Обследование строительных конструкций зданий и сооружений проводится, как правило, в три связанных между собой этапа:

— подготовка к проведению обследования;

— предварительное (визуальное) обследование;

— детальное (инструментальное) обследование.

5.2 Состав работ и последовательность действий по обследованию конструкций независимо от материала, из которого они изготовлены, на каждом этапе включают;

— Подготовительные работы: ознакомление с объектом обследования, его объемно-планировочным и конструктивным решением, материалами инженерно-геологических изысканий: подбор и анализ проектно-технической документации; составление программы работ (при необходимости) на основе полученного от заказчика технического задания. Техническое задание разрабатывается заказчиком или проектной организацией и, возможно, с участием исполнителя обследования. Техническое задание утверждается заказчиком, согласовывается исполнителем и, при необходимости, проектной организацией — разработчиком проекта задания.

— Предварительное (визуальное) обследование: сплошное визуальное обследование конструкций зданий и выявление дефектов и повреждений по внешним признакам с необходимыми замерами и их фиксацией.

— Детальное (инструментальное) обследование: работы по обмеру необходимых геометрических параметров зданий, конструкций, их элементов и узлов, в том числе с применением геодезических приборов; инструментальное определение параметров дефектов и повреждений; определение фактических прочностных характеристик материалов основных несущих конструкций и их элементов;

измерение параметров эксплуатационной среды, присущей технологическому процессу в здании и сооружении;

определение реальных эксплуатационных нагрузок и воздействий, воспринимаемых обследуемыми конструкциями с учетом влияния деформаций грунтового основания; определение реальной расчетной схемы здания и его отдельных конструкций; определение расчетных усилий в несущих конструкциях, воспринимающих эксплуатационные нагрузки;

расчет несущей способности конструкций по результатам обследования; камеральная обработка и анализ результатов обследования и поверочных расчетов;

анализ причин появления дефектов и повреждений в конструкциях; составление итогового документа (акта, заключения, технического расчета) с выводами по результатам обследования;

разработка рекомендаций по обеспечению требуемых величин прочности и деформативности конструкций с рекомендуемой, при необходимости, последовательностью выполнения работ.

Некоторые из перечисленных работ могут не включаться в программу обследования в зависимости от специфики объекта исследования, его состояния и задач, определенных техническим заданием…».

Целью инструментального обследования объекта экспертизы является получение количественных данных о состоянии несущих и ограждающих конструкций: деформациях, прочности, работоспособности объекта.

Инструментальному обследованию подлежат конструкции с явно выраженными дефектами, обнаруженными при визуальном осмотре, либо объекты, определяемые выборочно по условию: не менее 10% от исследуемого объема.

Методы инструментального обследования и используемая для этого аппаратура приводятся в таблице ниже:

Таблица 1

№ п/пИсследуемый параметрМетод испытания или измеренияИнструменты, приборы и оборудование, используемые при инструментальном обследовании
1Прочность бетонаМетод пластических деформаций (ГОСТ 22690 0- 88). Ультразвуковой метод (ГОСТ 17624-87). Метод отрыва со скалыванием (ГОСТ 226900-88). Метод

сдавливания

Молоток Физделя, молоток Кашкарова, пружинистые

приборы: КМ, ПМ, ХПС и др.

УКб-2, Бетон-5,

УК-14П, Бетон-12 и др. ГПНВ-5, ГПНС- 4. Динамометрические клещи.

2Глубина трещин в

бетоне и каменной

кладке

Ультразвуковой метод. Радиометрический методМолоток, зубило, линейка.

УК- 10ПМ, Бетон-12, УК-14П,

Бетон-5, Бетон-8УРЦ и др.

3Ширина

раскрытия

трещин

Измерение стальными щупами и пр. с помощью

отсчётного

микроскопа

Щуп, линейка,

штангенциркуль, МИР-2

4Определение дефектов кровли (Определение влажности бетона и камня)Нейтронный

метод. Метод

испытания или

измерения

Источник излучения Ra-Be, Датчик НВ-3 Счётные устройства: СЧ-3, СЧ-4, «Бамбук».

Влагомер Testo 606-2 и его аналоги.

Нигде в тексте ЗЭ нет сведений о проведении лабораторных исследований, или специальных измерений, выполненных во время проведенного экспертного обследования для определения фактического состояния объекта экспертизы, а также качества выполненных строительных работ, таким образом, выводы эксперта по исследуемым вопросам носят необоснованный и предположительный характер.

Все суждения и выводы эксперта в данной экспертизе сделаны поверхностным изучением предмета, т.е. только изучением предоставленных материалов дела № A40-25587/15-181-200, что недостаточно. Выводы эксперта по поставленным вопросам сделаны без обоснования и достоверных исследований, доказывающих их правильность.

При ответе на первый вопрос эксперт ссылается на не распространяющийся на судебно-строительную экспертизу ГОСТ 31937-2011 «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния»:

«Требования настоящего стандарта не распространяются на другие виды обследования и мониторинга технического состояния, а также на транспортные, гидротехнические и мелиоративные сооружения, магистральные трубопроводы, подземные сооружения и объекты, на которых ведутся горные работы и работы в подземных условиях, а также на работы, связанные с судебно-строительной экспертизой.».

При изучении третьего вопроса эксперт пользуется не действующим на момент проведения экспертизы ГОСТ (ГОСТ Р 53778- 2010 «Знания и сооружения. Правила обследования и мониторинга техни­ческою состояния. Общие требования»).

Также для определения отклонений строительных конструкций, эксперт ссылается на СНиП 21-01-97* «Пожарная безопасность зданий и сооружений». Анализируя нормативную документацию, специалист выяснил, что официальная позиция Министерства юстиции РФ, сформулированная в письмах от 10.12.2007 № 01-5063 и от 23.10.2009 № 01-5316/09, заключается в том, что СНиП 21-01-97* «Пожарная безопасность зданий и сооружений», не прошедший государственную регистрацию в Минюсте России, не влечет правовых последствий, как не вступивший в силу. Он не может служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На него нельзя ссылаться при разрешении споров. Такую же позицию занимает МЧС России, о чем территориальные органы министерства были проинформированы в письме от 2 июня 2011 г. № 19-3-1-2086 «О применении ПТЭЭП, ПУЭ, СНиП».

Вывод по третьему вопросу: «В материалах дела отсутствует разрешение на строительство, оформление которого предусмотрено статьей 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации.». Отсутствие проектной документации не освобождает эксперта от исследования поставленного вопроса должным образом, т.к. в соответствии со ст.ст. 4, 8 Федерального закона №73-Ф3, эксперт, чтобы достоверно исследовать вопрос, должен истребовать (ходатайствовать) недостающую информацию или документацию через суд, чего в данной экспертизе не сделано. То же касается и ответа на пятый вопрос: «а сведения об архитектурных и конструктивных решениях конструкций крыш до проведения строительных работ отсутствуют».

Также, при исследовании по пятому вопросу суда, эксперт пишет о больших финансовых затратах, для приведения зданий в первоначальное состояние. Однако, он не предоставляет никаких расчетов объемов и стоимости работ.

Таким образом, выводы, сделанные экспертом в рассматриваемой экспертизе, не являются результатом проведенной им лабораторных исследований, специальных измерений или фиксации взаимосвязей, так как даже описание проведения данных мероприятий (лабораторные исследования и измерения) отсутствуют в тексте рассматриваемого экспертного заключения. Эксперт, при ответе на поставленные вопросы просто фиксирует своё субъективное мнение и внутреннее убеждение, проводя простое перечисление нормативных документов, материалов дела или возможные работы.

«…Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных» (ст. 8 Федерального закона №73-Ф3).

В рассматриваемом ЭЗ, не соблюден основной принцип экспертной деятельности, а именно объективность, всесторонность и полнота исследования.

Мнение специалистов о выводах эксперта по вопросам №№1-5: «выводы эксперта носят необоснованный, противоречивый характер и ошибочны, т.к. экспертом исследуемые вопросы не проработаны должным образом и не отвечают требованиям и принципам проведения экспертиз, изложенным в Федеральном законе №73-Ф3 «О государственной судебно-­экспертной деятельности в РФ».

Анализ Заключения Эксперта на соответствие требований

Федерального законодательства РФ.

№ п/пСодержание

требований

законодательства

Выполнение

требований

Комментарии

рецензента

требования к Заключению эксперта или комиссии экспертов и его содержанию (статья 25, статья 8 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «0 государственной судебно­-экспертной деятельности в Российской Федерации”)[1]
В заключение эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:
1— время производства экспертизы;Выполнено
2— место производства экспертизы;Выполнено
3— основания производства

экспертизы;

Выполнено
4— сведения об органе или лице,

назначивших экспертизу;

Выполнено
5— сведения об экспертах (фамилия, имя, отчество, образование,

специальность, стаж работы,

ученая степень и ученое звание,

занимаемая должность), которым

поручено производство экспертизы;

Выполнено
6— предупреждение эксперта в соответствии с законом РФ об ответственности за дачу ложного заключения;Выполнено
7— вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;Выполнено
8— объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства экспертизы;Выполнено
9-содержание и результаты исследований

с указанием примененных методов;

Выполнено с

замечаниями

В представленном заключении эксперта отсутствуют сведения о методах, применяемых при проведении исследований с использованием измерительных и других специальных приборов в оценочной части.
10-оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам;Выполнено с

замечаниями

Фактически представленные в заключении выводы, исходя из зафиксированных в ходе рецензирования ЗЭ нарушений, не имеют полностью мотивированного обоснования, и являются частным мнением эксперта, не подтверждены действующими нормативами. Не соблюден основной принцип судебной экспертной деятельности, а именно объективность, всесторонность и полнота исследования (статья 8, 73-ФЗ).
11— номер заключения;Не выполненоОтсутствует номер ЗЭ.
12-тип экспертизы (первичная, дополнительная, повторная, комплексная, комиссионная);Не выполненоВ тексте ЗЭ нет сведений о типе проводимого исследования.
13— по какому (уголовному, гражданскому или иному) делу произведена экспертиза;Не выполненоВ ЗЭ отсутствуют сведения по какому (уголовному, гражданскому или иному) делу произведена экспертиза.
14— дата поступления материалов на судебную

экспертизу в СЭУ и дата подписания заключения;

Не выполненоНе указана дата оформления ЗЭ.
15— объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы, способ их доставки, вид и состояние упаковки;Выполнено с

замечаниями

В тексте ЗЭ не указаны способ доставки, вид и состояние упаковки материалов дела.
16— сведения о заявленных экспертом ходатайствах, результаты их рассмотрения;Не выполненоВ тексте представленного ЗЭ отсутствуют сведения о заявленных экспертом ходатайствах и результатах их рассмотрения.
17— обстоятельства дела, имеющие значение для дачи заключения;Не выполненоВ тексте ЗЭ экспертом не раскрывают обстоятельства дела, ставшего причиной назначения экспертизы.
18— сведения об участниках процесса,

присутствовавших при производстве

судебной экспертизы (фамилия, инициалы, процессуальное положение);

Выполнено
19— справочные материалы и нормативные документы (с полным указанием их реквизитов), которыми эксперт руководствовался при разрешении поставленных вопросов;
20— результаты осмотра представленных на экспертизу объектов, действия, проводившиеся при этом с вещественными доказательствами (разборка, сборка и т.д.);Выполнено с

замечаниями

Состав поставленных перед экспертом вопросов подразумевает выполнение комплекса натурных и инструментальных исследований. В представленном заключении эксперта отсутствуют сведения о методах, применяемых при выполнении отдельных измерений и о проведенном экспертном осмотре.
21— результаты следственных действий (осмотров, экспериментов и др.), если они используются в качестве исходных данных при проведении исследований;Не выполненоВ тексте представленного ЗЭ отсутствую сведения о проведенных следственных действий и других экспериментов, необходимых для получения обоснованны: результатов на поставленные вопросы.
22— примененные методы, методики исследования, специальные программные средства;Выполнено с

замечаниями

Состав поставленных перед экспертом вопросов подразумевает выполнение комплекса исследований и различных методов лабораторных анализов. В представленном ЗЭ отсутствуют сведения о методах, описания методик, с помощью которых проводилась экспертиза. Между тем, согласно ФЗ №73 «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме».
23— ссылки на иллюстрации, приложения и необходимые пояснения к нимВыполнено с

замечаниями

В тексте ЗЭ, не везде имеются соответствующие ссылки на иллюстрации приложения.

На основании вышеизложенного, можно утверждать, что представленное для исследования «Заключение эксперта от 29 марта 2016 года» судебной строительно-технической экспертизы по делу № A40-25587/15-181-200, составленное экспертом ООО «Бюро архитектурно-строительных исследований» Ларио­новым Сергеем Александровичем, содержит в себе необоснованные выводы, сделанные без подтверждений процессом исследований в ходе экспертизы.

Исследование проведено не полно, форма и содержание заключения демонстрирует недостаточную квалификацию, отсутствие специальных знаний, не знание специальной нормативно-технической документации и не понимание специфики экспертной деятельности, в том числе, и судебно-экспертных исследований. Данные недостатки привели к невыполнению экспертом Ларио­новым С.А. положений ст. 2,4,8,9,15,16,17,25 Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в российской Федерации» от 31.05.2001г. №73-Ф3.

Выводы:

Представленное «Заключение эксперта от 29 марта 2016 года» не отвечает на поставленные перед экспертом вопросы, а приведенные суждения и сделанные выводы носят необоснованный и противоречивый характер, проведенным в ходе судебной экспертизы. Глубина и системность проведенного исследования позволяют утверждать о полном несоответствии данного «Заключения Эксперта» требованиям, предъявляемым к заключениям судебных экспертов.

Вышеперечисленные недостатки «Заключения Эксперта» судебной экспертизы имеют как содержательный, так и организационно-процессуальный характер. Их количество значительно, что позволяет специалистам утверждать об ошибочности выводов, представленного в «Заключение эксперта от 29 марта 2016 года», составленного экспертом Ларио­новым Сергеем Александровичем.